Александра Гармажапова: В республике наблюдается мощнейший политический кризис.

! Орфография и стилистика автора сохранены

Без эмоций, сугубо как дипломированный политолог.

Итак, что происходило в Бурятии предыдущие месяцы.

Глава региона Алексей Цыденов очень хотел провести в мэры Улан-Удэ своего протеже Игоря Шутенкова и целиком положился на московского политтехнолога Николая Юханова.

Задача Юханова как политтехнолога, которому в Бурятии не жить, была простой – сделать из Шутенкова мэра (и не важно, как).

На что уставшие от нищеты и беспросветности люди лучше всего ведутся? Правильно: на национальную карту.

В сознание масс активно внедрялся месседж: Шутенков – русский, Мархаев – бурятский националист, он выгонит всех русских из республики.

Вдогонку шло: Мархаев – западный бурят, при нем трудно придется восточным бурятам.

Мархаеву пришлось оправдываться, что он не верблюд, то есть не нацик, и показать свою семью, которая состоит из бурят, русских и чеченцев.

Но расчет московских специалистов, к сожалению, оказался верным: общество раскололось частично по национальному признаку.

Когда мне в июле коллега из Бурятии (русская, на минуточку) написала, что в конкуренты Мархаеву власти целенаправленно подобрали одних бурят, я не поняла, о чем она.

Тогда коллега написала: "Мне-то все равно, кто какой национальности, но русские будут голосовать за Шутенкова".

В сухом остатке, что мы имеем: Юханов свою работу сделал – Шутенков преодолел 50%.

Но в республике наблюдается мощнейший политический кризис. И с этим придется разбираться Цыденову (он до сих пор в Санкт-Петербурге, кстати), который позволил политтехнологам заварить эту кашу.

Цыденов вчера заявил, что готов сотрудничать с Мархаевым. С тем самым Мархаевым, видимо, который, по данным Рен ТВ, держит подпольное казино, торгует наркотиками, бьет женщин, виноват в гибели детей на батуте и т.д.

И последнее: почему Цыденов позволил разыграть национальную карту, ведь об этом даже не помышляли его предшественники?

Потому что кремлевский технократ не знает Бурятию, она ему чужая. Он родился, сформировался в другой среде (на детских травмах, возможно, полученных в Чите, отдельно останавливаться не буду).

К сожалению, Цыденов сам не заметил, что своим нежеланием учить бурятский язык, снисходительным отношением к культуре бурят обидел местных.

Чего стоит его рассказ о том, как он, бурят, стеснялся познакомиться со своей будущей женой, потому что она "русская красавица".

Когда-то президентом Бурятии был Леонид Потапов. Потапов родился, вырос в Бурятии, прекрасно говорил как на русском, так и на бурятском. И о нем все говорили: "НАШ Потапов".

Позже его сменил Вячеслав Наговицын – бывший замгубернатора Томской области. Бурятским он, понятное дело, не владел, но что он делал? Облачался в дэгэл по праздникам, учил фразочки на бурятском и его пресс-служба готовила обращения на бурятском.

Но то были политики, а Цыденов – технократ, как нынче модно говорить.

И немного лирики не политолога, а человека.

Как-то ехала автостопом по Бурятии, подвезти меня вызвался водитель "УАЗ Патриот" Сергей (кому интересно – русский). Так вот, он ехал и с такой любовью рассказывал мне о Бурятии, о своей бабке, что из старообрядцев, о горах, на которые не может наглядеться и т.д. В какой-то момент поймала себя на мысли, что смотрю на республику его глазами – глазами настоящего патриота. Знаете, мне хочется, чтобы во главе региона был такой человек, как Сергей.

Александра Гармажапова

http://www.kasparov.ru/material.php?id=5D7A0E0EDE215

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.90 (5 голосов)